я твой сахарный пакет
скрипка и немножко нервно
Мне хочется быть частью труппы Девендры Банхарта. Чудесный ведь человек. Щетинистый певец свободы и художник, сайт которого приветствует вас рисованой кружкой с чем-то тёплым, частично латиноамериканец, судя по всему, ‘немного помешанный, но лучащийся’, как писал Капоте. Таких людей видишь сквозь старые плёночные снимки, на которых непременно юга, ветер, длинные волосы и хороводы. Они, наверняка, порою запрокидывают головы и долго громко смеются или танцуют посреди улиц.
Быть такими нео-хиппи, путешествующими, совмещающими дело души с заработком, могут не все, а вот внутренне свободными и счастливыми - все.
Я вижу вокруг себя семьи, вырезанные из мэндэсовской ‘красоты по-американски’ : женщины создают себе культ вещей и внешнего благополучия, вместе с мужьями утопают в недовольстве (работой, семьёй, любовью, иногда - абсолютно всем), и никто не вспомнит, когда же чувствовал честность и правильную простоту. Потому что они скованы собственными жизнями, какова ирония. И, кстати, покажи им этот фильм - решат, что он про извращенцев, психопатов и придурков.
Я замечаю подмену, искажение морали. Половина мои ровесников ржёт при упоминании слова «секс» (тп.тд), вторая часть считает любое упоминание оного в художественном произведении делом аморальным и ставит крест на трезвом его восприятии. Так отвергали «Норвежский лес», «Над пропастью во ржи», «Пролетая над гнездом кукушки» огромное количество фильмов, из последних - «Облачный атлас». Я говорю не про пошло-тривиальные сцены из боевиков, а искусство описания человеческой жизни во всех её аспектах.
Как человек с таким воспитанием и восприятием мира может быть не ограниченным? Не жизнь, а какой-то сплошной эвфемизм жизни. И ведь дело не только в каком-то юношемском, отчасти трогательном, рдении да стыде, а в массе предрассудков, превращающих людей в стадо самых настоящих вьючный ослов, которые тянут лямку да и тянут.
Маман недавно заявила, что после просмотра фильма про жизнь Уайльда, не может относиться к его творчеству так же, как прежде. Понимаю, ведь каков мерзавец-то, отсидел 2 года в тюрьме из-за того, что питал платоническую страсть к молодому человеку, который, к слову вертел им как хотел. И ладно, да, мама, выросшая в Советском Союзе. Но сейчас-то что? Век свободных нравов? Как бы не так. Человечество, осваивающее космос, научившееся лечить огромное количество болезней, гниёт в тюрьме, каждый камень которой и ставило вокруг себя.
‘Рамки приличия’ , лицемерие, лицемерие, лицемерие. Рамки приличия - это не назвать человека мудаком и не дать ему в морду (кстати, иногда хочется себе позволить), а не скрывать свои прекрасные порывы.

P.S. Вокруг меня есть много людей, которые живут свободно и открыто: они всегда готовы вбирать прекрасное. И я очень рада, что я выросла такой, какой выросла.