22:08 

Что за чувство, что за чувство.

я твой сахарный пакет
скрипка и немножко нервно
Я никогда не пойму природу феномена radiohead, никогда. Я пыталась найти ответ в биографической книге, в отзывах слушателей, но ровным счётом ничего.
Наверное, невероятное всё-таки имеет место, и миллионы людей действительно чувствуют ту же нежную любовь, чьё появление невозможно препарировать острой иглой логики.
Однажды мне сказали, что такую музыку могут правильно чувствовать только искалеченные чем-то люди. Чем-то, кем-то, чаще всего - самими собой. Не помню, согласилась я или нет, но в этом правда. Это - удивительное лекарство от всего дурного. Сколько раз они меня спасали, сколько раз были песнопения на разрыв аорты, холсты, что полнятся образами-призраками. Сам Йорк говорил, что самое главное в музыке — это чувство освобождения. И я каждый раз чувствую, как всё внутри вытягивается в крепкий жгут, который изо всех сил тянут наружу. И нестерпимо больно до чёртовой солёной воды, потом - спокойно. Давай сыграем в искупление.

Тяжёлая металлическая дверь за моей спиной со своим обычным угрюмым шипением закрывается сама собой. Может быть, осень не уследила за мной, и я всё-таки ушла незамеченной, не вдохнула её сырые сумерки? Томительно, невыносимо ожидание лифта. Мне выворачивает душу скрежет металла, а во рту какой-то страшный тленный привкус. Вкус смерти. Той самой тихой безвестной смерти, незамеченной даже мною, смерти, которой нет прекрасней, но только если она приходит в одиночку, без осени и вынужденных обстоятельств существования. В начале я ещё благодарна смерти, ведь путь к ней был подобен трясине, которая затягивала, душила, с чувством, проявляя незаурядный вкус. Но я устала быть мертвой, мне наскучила эта бережно выглаженная чистота. И поэтому я набираю в слабую грудь воздуха и делаю попытки любить эту осень, любить её хотя бы как повод надеяться и верить. И мне только предстоит узнать, что за чудовище поджидает меня по возвращении к жизни. А поэтому путь к спасению блекнет и по вечерам, а вскоре, не дожидаясь вечера, с самого утра я проваливаюсь всё глубже в пучину липкого безумия.
Небо порой выдает бонусы: хоть и обрывками, но возвращает мне способность выдавливать свои чувства в строчки, как зубную пасту из почти пустого тюбика на щётку - и я начинаю записывать фатальные хроники, небо дает потемневшим глазам отдых, оставаясь по вечерам сладостно-ванильным.

Но время идет, время не спасает, не врачует душу, хотя и даёт силы преодолевать отвратительные самой себе приступы безумия. Я устала, смертельно устала. Где-то в необозримой дали - зима и тот самый Срок, когда, как я наивно полагала, всё должно было решиться. Этот день из тех, что лучше всего подходит под слово "однажды". И вот, однажды я вернулась домой, а там – нет окон. Так случилось. Чудовище гораздо на душераздирающие премьеры. Нет рам, таких душистых, любимый летний подоконник раскромсан на части. Дом без окон словно бы умер, вдохнув обнажённый воздух поздней осени. И передо мной была стена с аккуратно вырезанным в ней прямоугольным отверстием. Жутко. А впереди – небо серое, мутное. Мокрая пыльная вата. Однажды небо треснуло, как яичная скорлупа, и растеклось, затапливая город. Я помнила об этих днях лишь то, что внезапно стало очень холодно. Одно спасение – занавес, и расходитесь, многоуважаемые зрители. Задернуть шторы – переждать в шерстяном мраке. А теперь мертвые ошметки неба пробрались и в дом, обнимая его целлофановыми объятьями, прилипая ко всему. Инъекция. Я тогда подошла к столу и налила себе холодного чаю. Я и тогда подумала – это конец. Но это был всего лишь ремонт, а мне домой к урокам, как обычно.
Сентябрь всё же заканчивается иссиня-чёрным крестным знамением в маленьком календаре.

Будет легче.

@музыка: Radiohead – Street Spirit (Fade Out)

@темы: исчезать

URL
   

рассказы из одного кармана

главная