скрипка и немножко нервно

Вчера было ТАКОЕ НЕБО.

"Милли Сатклифф вышла из комнаты, и Джон тихо застонал, вложив в этот звук все нахлынувшие на него чувства. И тут же, взяв себя в руки, вытер глаза, выпрямился и посмотрел в окно.
И увидел небо. Впервые за тысячу лет. Он уже давно привык смотреть только сверху вниз. А ведь небо намного больше, чем все то, что можно увидеть на земле."



В таких случаях я только и могу, что стоять посреди шумной улицы, спускать с плеч рюкзак и открывать-закрывать рот, словно рыба. Пока кто-то, позёвывая, не дёрнет за рукав и не скажет, что пора домой. А придя в квартиру, заварить себе ягодный чай, цветом напоминающий недавно увиденное, и улыбаться, потому что ничего никому не расскажешь (ни про китов и дельфинов на небе, ни про запах персиков и родниковой воды) - пусть останется тайной.

Перед полуразрушенным зданием было много-много стёклышек разного размера и формы. Наклонилась над одним и долго смотрела, но Сириус или хотя бы голубой глаз Аберфорта так и не сверкнули в помутневшем осколке.
Интересно, окнам больно, когда они разбиваются? И одинаково ли больно быть разрушенным сильным ударом радужного мяча, пущенного пятилетним улыбающимся сорванцом, или холодным металлическим ядром машины для сноса зданий?

@музыка: Air – Moon Fever

@темы: небо, думай